Змея

В японских мифах нередко можно встретить упоминание о змеях. Обычно они приносят зло, но и часто являются символами плодородия. В мифологии Японии образ змеи неразрывно связан с женскими божествами, в частности с фигурой «Вечной Матери».

В Японии змея является символом бога грома и грозы. Характерной чертой змеи в древних легендах является способность к трансформации и чудесным превращениям. Возможно, это связано с тем, что змея способна линять, выползая из старой шкуры. В старой японской сказке в змею превратилась дочь морского дракона Риндзина и затем благодарит спасшего ее от смерти разорившегося торговца. В этом контексте змея  связана с удачей и справедливостью за добрые дела.

Кандзан и Дзитокку

Два буддийских монаха, изображения которых появились в изобразительном искусстве Японии в конце XIV в. Они имели реальных прототипов — двух учеников чаньского монаха Фэн Ганя, жившего в IX в. в окрестностях горы Тяньтай. Неразлучные друзья жили отшельниками, чурались внешнего мира, не следовали традициям, принятым в обществе, и отличались весьма оригинальным поведением. Со временем оба приятеля стали восприниматься почти как бессмертные двойники, символизирующие единение и согласие. При изготовлении нэцкэ одного из друзей обычно изображали с развернутым свитком, второго — с метлой. В наши дни фигурки Кандзана и Дзитокку намекают на прочную мужскую дружбу. Они символизируют духовное единение и согласие.

Карако

Карако — японское название «китайского ребенка». Существует много сюжетов с карако. Нередко ребенок изображен верхом на священном карпе или держащий персик — символ бессмертия. Часто малыш карако представлен в компании с богом счастья и покровителем детей- Хотею. Таким образом, в Японии восприятие карако как символа было шире, чем в Китае. Такая фигурка не просто изображала симпатичного малыша, но играла также роль универсального амулета и талисмана, выражавшего благие пожелания.

Карасиси

Карасиси — японское название «львов Будды», напоминающих скорее собак, чем царя зверей. В Китае они известны как ши-цзы. Иначе таких мифических существ называли «императорскими львами». Таких «львов» можно увидеть, к примеру, в знаменитом «запретном городе» Пекина. Почти в центре Пекина находится знаменитый мост Лугоуцяо, построенный в XII в. над рекой Юндин. Его украшают 485 скульптур ши-цзы. Пара «львов» обычно украшает вход в почти любой буддийский храм Китая, Японии и многих других стран, где распространен буддизм. Происхождение образа связано с легендой о Будде, которого сопровождала небольшая собачка. Она могла превращаться во льва, и тогда тот вез Просветленного на своей спине. Часто одна из лап «льва Будды» лежит на шаре Тама. Считается, что он содержит в себе энергию, которая необходима для великих свершений. Любопытно, что в Японии существовал обычай наносить изображение карасиси на живот женщин, ожидающих потомство. Поэтому до сих пор фигурки и нэцке карасиси считаются оберегами, способными защитить ребенка от злых сил.

Карп

В японской культуре фигурка нэцке карп с детенышем символизирует материнство и приносит процветание и любовь в семью. В начале мая, в пятый день по лунному календарю в средневековой Японии крестьяне на своих полях проводили символические действия для отпугивания вредных насекомых — вывешивали на шестах яркие флаги и пугала. Постепенно смысл этого ритуала стал восприниматься и как ограждение детей от злых духов природы. В современной Японии традиция этого старинного ритуала сохранились в виде красочного праздника. Перед домами, где растут и воспитываются мальчики, устанавливаются высокие койнобори — шесты с подвешенными к ним раскрашенными фигурками сделанных из бумаги или ткани карпов. Их размеры порой достигают девяти метров! Самый большой черный карп символизирует главу семьи, красный — его супругу, а число остальных фигурок должно соответствовать количеству мальчиков в семье. Древние легенды утверждают, что по таким шестам с небес спускаются божества, способные оградить детей от болезней и несчастий. Символика, связанная с изображением карпа, была позаимствована японцами у китайцев.

Китцунэ

Наряду с енотом тануки, популярным животным-оборотнем в японском фольклоре является лисица — китцунэ. Скрытный образ жизни лис породил множество фантастических историй, в которых китцунэ бывают то добродушными весельчаками, то мстительными и злобными духами. Лисы-оборотни считались покровителями и защитниками целых семейств. Такие кланы называли «китцунэ-мочи». Японцы верили, что лисы-оборотни защищают их поля, имущество и строения. Сила этой веры была в народе столь велика, что оберегала «кицунэ-мочи» лучше всяких писаных законов. Фигурку китцунэ можно воспринимать именно в таком контексте. Лисы-оборотни могут превращаться в людей; особенно любят они принимать облик красивых молодых девушек. Отличить их от людей можно было по кончику хвоста, торчащему из-под платья. Легенда рассказывает, что в старину недалеко от Киото жила пара серебристых лис со своим потомством. Однажды эти лисы отправилось в храм Фушими, где предложили свои услуги богу Инари, который заботился об урожаях. С тех пор серебристый лис стал посланцем бога Инари. В подтверждение этой легенды возле храма Фушими-Инари японцы поставили множество фигурок лисиц.

Кот

Фигурка нэцкэ КотВ старину в Японии кошки были редкими животными, которые содержались только в домах аристократов и зажиточных людей. Не удивительно, что не только сама кошка, но и ее изображение стало считаться в этой стране своеобразным талисманом. Возможно, кошки-нэцкэ имели именно такое значение. Позже и в Японии кошки не избегли обвинений в потворстве темным силам. Причем силы эти по верованиям японцев сосредотачивались в кошачьем хвосте. Это поверье создало в Японии моду на короткохвостых кошек бобтейлов. Наряду с лисами и енотами, кошки в Японии считались животными оборотнями. Однако в отличие от своих мифических собратьев — китцунэ и тануки — кошки-оборотни в сказках часто помогают людям. В этом контексте изображающая кота нэцкэ является позитивным талисманом.