В Китае и Корее было принято ставить перед входом в храм две фигурки ши-цзы — стражей, которые оберегали его от злых сил. Их изображали в виде стилизованных львов и часто называли львами Будды. Согласно китайским преданиям, Лев был девятым сыном Дракона и слыл наиболее надежным стражем. Именно поэтому фигурки львов часто ставили перед святилищами и храмами.

Китайский лев

Обычай изображать символических стражей в виде пары львов был перенят японцами, причем одну статую стали называть карасиси, то есть «китайский лев», а другую — комаину, в переводе — «корейскя собака». Действительно, в представлении европейца «китайский лев» напоминает не классического царя зверей, а, скорее, крупноголовую собаку с лохматой головой. Образ карасиси получил в Японии особо широкое распространение в период Момояма (конец XVI в.). Такие скульптуры часто можно увидеть перед входами в синтоистские и буддийские храмы Японии или реже перед гробницами. Если пасть «китайского льва» открыта, это означает, что он пытается своим оскалом испугать злых демонов. Закрытая пасть символизирует защиту или удерживание добрых духов. К тому же первая буква санскрита — «Ah» символизирует открытый рот, а последняя — «Un» — закрытый рот. Комбинация же этих крайних букв говорит о рождении и смерти. Часто «китайский лев» удерживает лапой шар Тама, который в буддизме является символом мудрости, привносящим свет во тьму бытия. Этот шар также содержит в себе энергию, которая необходима для великих свершений.

Любопытно, что в Японии существовал обычай наносить изображение «китайского льва» на живот женщин, ожидающих потомства. Поэтому до сих пор фигурки китайских львов считаются оберегами, способными защитить ребенка от злых сил.